Кислородная революция!

Кислородная

Римма Корнеева знает о красоте всё! Это благодаря ей научная жизнь в компании кипит: она следит за всеми современными мировыми разработками и самые перспективные из них использует для создания косметики Faberlic. Вот с ней-то мы и поговорили


Римма Корнеева Окончила первый Московский медицинский институт. Получила специальность врача-дерматолога. Затем окончила ординатуру по дермато-венерологии. Защитила диссертацию по токсикологии. Была научным редактором журнала Kosmetik International. Преподавала косметическую химию на кафедре эстетической медицины в Университете Патриса Лумумбы и в Школе Русской Косметики. Последние 10 лет главный косметолог Faberlic, руководитель дивизиона кислородной косметики.

 

«СF»: Римма Валерьевна, первый вопрос к вам как к руководителю направления кислородной косметики и научной лаборатории Faberlic. Скажите, пожалуйста, что же такое кислородная косметика?
 

Римма Корнеева: Это косметика, которая работает принципиально иначе, нежели любая другая.

 

«СF»: То есть?

 

Р.К.: Любая косметика предназначена для того, чтобы компенсировать те или иные эстетические проблемы. Ну, например, мы знаем, что с возрастом кожа теряет упругость. Это происходит из-за того, что в ней уменьшается количество такого вещества как коллаген. Как предлагают решать эту проблему производители традиционной косметики? Добавляют в крем фрагменты пептидов, например, и они имитируют коллаген, заполняя «провалы». Пока такой крем на коже, она действительно выглядит моложе. Но механизм выработки коллагена при этом не налаживается, кожа не становится более упругой, а только выглядит такой.


«СF»: Вы хотите сказать, что кислородная косметика способна её такой сделать, то есть фактически способна вернуть молодость?

 

Р.К.: Да. В этом её принципиальное отличие – она позволяет коже не казаться молодой и здоровой, а быть такой.

 

«СF»: Надо полагать, благодаря ключевому ингредиенту – кислороду?

 

Р.К.: Совершенно верно. Кислород – это «проводник». Любое полезное вещество он способен доставить в глубокие слои кожи. Это, во-первых. Во-вторых, кислород участвует в конечном усвоении всех полезных добавок, содержащихся в креме. Собственно, без него это было бы просто невозможно.  Если коже не хватает кислорода, у нее просто не будет сил, чтобы переваривать полезные вещества. Что-то, конечно усваивается, но большая часть питательных веществ, так и останется массой не связанных между собой, не структурированных субстанций…

 

 «СF»: Кто ещё на рынке представляет кислородную косметику?

 

Р.К.: Фирма Lancaster, но большинство их патентов уже не действует. Эту тему разрабатывал и L’Oreal. Но в России и на территории бывшего СНГ патент на накожное использование Аквафтема принадлежит только Faberlic. Сейчас наши заявки на патентование Аквафтема приняты и в некоторых других странах.

 

 «СF»: Мы сегодня много говорим об открытиях, исследованиях, разработках, как организована научная жизнь Faberlic?

 

Р.К.: Ну, во-первых, у нас есть собственная Лаборатория. Во-вторых, мы активно сотрудничаем с ведущими научными учреждениями. С кафедрой клеточной биологии и гистологии биофака МГУ, например. Они проводят для нас исследования на культурах клеток. Очень давно работаем с нашим научным консультантом Татьяной Ивановной Клюшник – доктором медицинских наук, биохимиком. Кислород – тема которой она занимается уже больше 20 лет. Медицинская Академия им. Сеченова, кафедра хирургии – тоже с нами сотрудничает. Они изучали заживление лазером язв на стопах и пришли к выводу, что воздействие лазером приводит к локальному выбросу оксида азота и это способствует нормализации микроциркуляции, притоку кислорода к коже и быстрому заживлению ран.

 

 «СF»: В каких ещё случаях можно использовать кислородную косметику?

 

Р.К.: Очень рекомендуется она для больных диабетом. У них всегда есть проблемы с нарушением микроциркуляции крови – поэтому им особенно полезно ухаживать за руками и ногами с помощью кислородных кремов. Все, кто страдает Экземами, дерматитами, трофическими язвами. Понятно, что должна быть основная терапия, но кислородная косметика для такой кожи – очень хорошая поддержка.

 

«СF»: А с такой проблемой как прыщики кислородная косметика тоже лучше справляется?

 

Р.К.: Лучше. Именно поэтому Novaftem входит во все препараты молодёжной серии. А когда воспаление снято, побыстрее избавиться от пятен после акне можно с помощью Бальзама Суперактива из серии Двойное Дыхание.

 

 «СF»: Можем ли мы сказать нашим читателям, что используя кислородную косметику Faberlic, они смогут «сэкономить», как теперь модно говорить в рекламе, 10 лет молодости?

 

Р.К.: 10 лет – как минимум. Кислородная косметика – это препараты которые восстанавливают точку равновесия. Чтобы организм жил и нормально себя чувствовал, он должен находиться в состоянии равновесия. В биохимии есть для этого специальный термин – гомеостаз. С возрастом, генетические дефекты приводят к тому, что организму все труднее и труднее возвращаться в это состояние. Так вот мы создаем косметику, которая приводит кожу к состоянию гомеостаза. У неё есть свой собственный резерв, и мы помогаем коже его задействовать, чтобы поддерживать состояние равновесия. То есть молодости и здоровья.

 

«СF»: А каков ваш личный секрет молодости? Кроме косметики Faberlic…

 

Р.К.: Активность и неиссякаемое любопытство.

 

«СF»: Что бы вы пожелали женщинам страны Faberlic?

 

Р.К.: Вечной молодости и красоты. Но самое главное – ощущения собственной нужности и значимости, которое необходимо удерживать, независимо от обстоятельств. Я знаю, что наши женщины часто склонны махнуть на себя рукой, думая, что мир принадлежит двадцатилетним. Но это совсем не так. Просто в любом возрасте нужно оставаться женщиной. Я вспоминаю свою бабушку – в 80 лет она надевала чудные кружевные розовые кофточки, английский костюм и шла на работу, которую обожала. И ещё у нее был поклонник, которому было 40 лет! Так что дело не в возрасте: главное чтобы глаза горели, а о коже позаботится Faberlic.

 

Беседовала Нина Попова.


Личный кабинет:

Рубиновый Директор Faberlic Арапова Галина Петровна